Поиск по этому блогу

Translate



Владимир Орлов

ЗОЛОТОЙ ЦЫПЛЁНОК

1.
На краю села у леса жили дед и баба. И была у них курочка Ряба. Снесла курочка яичко, не простое, а золотое. Прочитала об этом в газете хитрая Лиса и решила украсть курочку Рябу. Но потом подумала хорошенько и решила украсть не курочку, а яичко.
Идёт Лиса по тропинке и думает, как деда с бабой обокрасть. Тут ей навстречу Волк.
— Привет, Серый! — говорит она Волку.
— Привет, Лисавета! — отвечает Волк.
— Хочешь честно разбогатеть?
— Как это честно? Так не бывает! — засомневался Волк, доставая из кармана бутылку кефира.
— А ты послушай, что пишут в газете «Лесные новости». — Она развернула газету и стала читать: — «У деда и бабы снеслась курочка Ряба!»
— Испугать и отобрать! — объявил Волк.
— Да погоди ты, послушай!
— Так, так, так!
— «Но мышка не пробежала, хвостиком не махнула, яичко не упало и не разбилось».
— А почему? — спросил Волк, вытирая усы.
— Тут пишут, что мышка в это время была приглашена на обед к соседской кошке.
— Было вкусно?
— Кому-то вкусно, а кому-то грустно!
— А курочка Ряба! Она жива?
— Жива, жива! Ну, ты всё понял?
— Всё! Деда испугать!
— Верно!
— Бабу испугать!
— Верно!
— Курочку Рябу отобрать и съесть! Ох, и надоел уже кефир…
— Не курочку Рябу! — недовольно возразила Лиса. — Яичко надо отобрать!
— Дa ты что в самом деле! Оно ведь маленькое! А курочка Ряба вон какая большая!
— Ты тоже большой, но ум у тебя вот какой маленький! Яичко ведь не простое, а золотое! Понял?
— Понял! Яичко продадим, купим курицу и съедим? Да?
— Нет, — махнула Лиса лапой.
— Хм, хм. Тогда яичко съедим, и сами будем нестись, что ли?
— Нет! Мы из этого золотого яичка высидим золотого цыплёнка!
— Вот это да! И съедим?
— Нет! Цыплёнок вырастет и превратится в золотую курочку Рябу!
— Вот это да! И мы её съедим?
— Нет! Золотая курочка Ряба каждый день будет нести нам золотое яичко! Мы честно разбогатеем, честно отберём у деда с бабой дом и будем честно жить-поживать и добро наживать!
— Вот это да! Никогда не думал, что грабить можно честно!
— Если грабишь честно — это не грабёж! Ну что, по лапам?
— По лапам!
И они отправились грабить деда с бабой. Волк и Лиса шли и пели такую песню:

— Обманывать мы вовсе
Не любители —
Ведь мы с тобою
Честные грабители!
Всем давным-давно
Известно:
Кто не пойман,
Тот и честный!
Кто не пойман,
Тот и честный!
Мы выглядим с тобой
Вполне приличными,
Хорошими и даже
Симпатичными!
Всем давным-давно
Известно:
Кто не пойман,
Тот и честный!
Кто не пойман,
Тот и честный!

2.
Наступил вечер. Волк и Лиса подкрались к забору у дома и затаились.
— Ступай, — сказала Лиса. — А я пойду на лесную полянку, покараулю там.
— Покарауль лучше здесь, — ответил Волк.
— Здесь не могу.
— Почему?
— Меня поймать могут.
— А-а! Ну, тогда ты иди, грабь, а я здесь покараулю.
— Нет, не могу.
— Почему?
— Меня поймать могут. Иди, Серый, не трусь. Встретимся в лесу у трухлявого пенька. Напугай их, нарычи на них! А потом хватай яичко и беги со всех ног!
— Как я выгляжу? — Волк оскалил зубы и тихо зарычал.
— Вот таким ты мне нравишься! — кивнула Лиса. — Настоящий Серый Волк! Ну, иди же!
Волк открыл калитку и вошёл во двор.
— Все на свете храбрецы — настоящие глупцы! Все на свете хитрецы — смельчаки и храбрецы! — напевала Лиса, удаляясь в лес.
Вскоре она услышала крики деда. Потом к этим крикам добавились крики бабы и кудахтанье курочки Рябы.
— Бей вора! — кричали хозяева. — Держи его!
Волк, который запрыгнул в дом через раскрытое окно, метался в поисках выхода. Дед хотел ударить его стулом, а баба кочергой. Курочка Ряба залетела Волку на шею и клевала его в темечко. Но Лиса этого видеть не могла. Она сидела за деревом и шептала:
— Какой же всё-таки глупец этот Волк.
Потом что-то гулко ударилось в дверь, раздался треск. Дверь распахнулась, Волк кубарем выкатился на крыльцо и побежал к лесу. Дед кричал ему вслед:
— Караул! Хватайте! Вяжите!
А баба причитала:
— Ограбили! Украли! Разбойники! Мошенники!

3.
Волк прибежал к трухлявому пеньку, а Лиса уже тут как тут, ковыляет навстречу и делает вид, будто ей лапу зашибли.
— Разбойники, мошенники! Какие некультурные слова! Ох, ох! Ты знаешь, Серый, если бы не я, ты бы живым не ушёл! Так где оно?
— Ы-ы-о-у! — произнёс Волк, и у него изо рта, прямо на траву, выкатилось яичко. — Вот оно! А ты говорила!
— Молодец, Серый! Я всегда в тебя верила!
— Чуть не проглотил! Еле сдержался!
— И правильно сделал! А то бы в квочку превратился!
— Как это?
— А так! Стал бы кудахтать: ко-ко-ко!
— Да ты что, в самом деле?! Страшный, злой Волк и вдруг — ко-ко-ко!
— Хватит кудахтать! Принеси сухой травы! Быстро!
— А это ещё зачем?
— Для гнёздышка. Яичку нельзя остывать!
— Это я мигом! — сказал Волк и скрылся в кустах.
— Дурень ты, дурень, — прошептала Лиса.
Когда Волк появился с охапкой сухой травы, Лиса выложила гнёздышко, положила в него яичко и сказала:
— А теперь давай считаться:
— Это зачем? — спросил Волк.
— Кому первому цыплёнка высиживать.
— Высиживать? Мужское ли это дело? Да меня куры засмеют!
— Ну, тогда я сама высижу, и золотой цыплёнок будет мой!
— Но это грабёж!
— Это честный грабёж!
— Ну, хорошо, хорошо! Давай считаться. Только честно.
— Что за вопрос! Мы же честные грабители! Начинаю:

— Ты молчишь,
А я считаю,
Я считаю,
Ты молчишь.
Ты сидишь,
А я гуляю,
Я гуляю,
Ты сидишь!

— Всё честно! Я гуляю — ты сидишь! Посидишь немного, потом пересчитаемся!
— Ладно уж, иди! — хмуро сказал Волк. — Гуляй! Я посижу!
— Только сиди тихо, — приказала Лиса, — а то цыплёнок будет нервный.
Лиса ушла, и Волк остался сидеть на гнезде из сухой травы. Он сидел очень осторожно, чтобы не раздавить яйцо. И ему было скучно. Ему хотелось есть. Ему хотелось пить. И он запел жалобную песню:
— Я, как птичка,
Сижу на яичке!
Трудно птичкою стать
С непривычки!
Видно, квочкою
Быть нелегко!
Ко, ко, ко,
Ко, ко, ко,
Ко, ко, ко!

Где-то вдалеке закуковала кукушка.
— Кукушка, сколько мне сидеть на яичке? — спросил Волк.
— Ку-ку! Ку-ку! Ку-ку! Ку-ку! Ку-ку! Ку-ку! Ку-ку! Ку-ку! Ку-ку! Ку-ку! Ку-ку! Ку-ку!.. — услышал в ответ.
— Ого! Так и озвереть можно! — схватился за голову Волк. 
4.
Волк сидел так долго, что потерял счет времени. Лиса ни разу не пришла ему на смену.
Вдруг рядом кто-то постучал.
— Это ещё кто?
Стук повторился, а потом ещё и ещё раз.
— Да, да, войдите! — вскочил с места Волк.
В гнезде из расколотого пополам яичка на него смотрел маленький, пушистый и золотистый Цыплёнок.
— Здравствуй, мамочка! — сказал он.
— Да… ты что! Я не мама… не мамочка. Я этот, как его… Забыл…
— Ты мой папа?
— Папа?..
— Здравствуй, папочка! — Цыпленок обнял своими крылышками волчью лапу.
— Не называй меня так, — растеряно сказал Волк. — Я очень страшный и злой…
— Ты страшный и злой? — засмеялся Цыплёнок. — Да ты у меня самый добрый, самый умный, самый симпатичный на свете, папочка!
— Ты уверен? — Волк окончательно растерялся, потому что никогда не слышал таких слов в свой адрес. — И почему ты решил, что я добрый, умный и симпатичный? Я совсем не такой!
— Такой, такой, потому что ты мой папа. Вот. А где моя мама?
Волк озадачено потёр лапой затылок.
— Что? Ах, да! Мама где-то гуляет… То есть пошла за продуктами… А па…почка просто не знает, что с тобой делать!
— Как что делать, воспитывать, конечно. Для начала ты должен придумать мне имя.
— Имя? Ну, это просто. Ты будешь… курочкой Рябой.
— Ха-ха! Ой, не могу! Это же девчачье имя!
— А ты кто?
— А я — мальчик! Я — петушок!
— Вот это да! Это значит, что когда ты вырастешь, будешь кукарекать, а не яйца нести!?
— Когда я вырасту, буду таким же красивым и сильным петухом, как ты, папа. Ну что, придумал мне имя?
— Если ты петушок, то будешь Петей! Нравится?
— Очень! Ты у меня просто молодец! Просто — умница! Просто — очень и очень хороший!
Волку стало так приятно от этих слов, что он сел на траву и растерянно заморгал.
   Ой! У меня в груди что-то сильно стучит! Вот здесь.
— Дай-ка я послушаю, — попросил Цыпленок. А когда прислушался, то услышал такие звуки: «па-па, па-па, па-па».
— Ну, что там? — спросил Волк.
— Там стучит сердце! — ответил Цыплёнок.
— Сердце? Но у меня никогда не было сердца! Не должно быть!
— У каждого настоящего папы должно быть сердце!
Волк задумался, и пока он сидел, задумавшись, к нему на хвост села бабочка.
— Ой, папа! У тебя хвостик с бантиком!
— Тише, тише, — прошептал Волк и осторожно приподнявшись, приблизил хвост к носу. И в эту секунду бабочка перелетела к нему на нос.
— Ой, папа, твой носик сейчас улетит!
— Ап-чхи! — чихнул Волк. Бабочка вспорхнула и полетела над полянкой.
— Держи её! — крикнул Цыплёнок.
— Лови её! — крикнул Волк. И они стали носиться по траве, ловить бабочку. Потом Волк прыгнул и накрыл её лапами.
— Где бабочка? — спросил Петя.
— Вот она! Я её поймал! Смотри!
— Какая маленькая! Какая пушистая! Какая хорошая!
— Давай её отпустим, — предложил Волк.
— Давай!
— Лети, бабочка!
— Лети-лети! Не бойся!
Бабочка благодарно расправила крылья и полетела дальше.
— Пусть живёт, — сказал Волк, глубоко вздохнул, погладил Петю по голове. И, наконец, согласился с тем, что он настоящий папа.
— Сынок, ты, наверное, кушать хочешь. Давай я тебе червячков нарою.
— Давай, — обрадовался Петя. — Ведь с тех пор, как я вылупился, так ни разу и не поел.
Волк рыл в земле ямку, доставал из неё червячков и тихонько пел:
— Как приятно гладить лапой,
Гладить лапой сына своего,
Как приятно быть на свете папой —
Нет приятней в мире ничего!
Мой сыночек будет ждать меня на ужин,
Улыбаться, провожая в путь,
Как приятно, если ты кому-то нужен,
Если нужен ты кому-нибудь!

Была судьба со мной скупа,
Теперь она снимает шляпу,
Теперь я папа, па-па-па
Теперь я папа!

А Петя ел червячков и такую песенку напевал:
— Быть может, некрасиво,
А, может, неудобно,
Но я скажу открыто,
Коль так произошло.
Мой папа — самый сильный!
Мой папа — самый добрый!
Мой папа — самый умный!
Мне с папой повезло!
Я сильным буду тоже,
Я добрым буду тоже,
Я умным буду тоже,
Пример беря с него.
Я вырасту похожим,
Я вырасту похожим,
Я вырасту похожим
На папу своего.

5.
Пока Волк высиживал и кормил Петю, Лиса гуляла по лесным тропинкам и рассказывала ёжикам, птицам и зайцам про свои несметные богатства. Когда Лиса устала рассказывать, то решила пойти на рынок и прицениться. Увидев на рынке множество красивых нарядов, дорогих цепочек и колечек, она тут же решила их купить, а так как денег не было, то ей вспомнился Волк, который высиживает золотое яйцо.
— Пойду-ка я проведаю Серого. Может быть, на свет уже вылупилась курочка Ряба, которая снесёт мне кучу золотых яиц.
И Лиса уверенно зашагала по лесной тропинке, напевая свою жадную песенку.

— Никого не стану спрашивать
И стараться для других,
Разведу себе хохлатушек —
Не простых, а золотых!
Не для деда, не для бабушки
Будут каждый день подряд
И нестись мои хохлатушки,
И высиживать цыплят.

Миллионы, миллионы,
Миллиончики!
Ах, монеты вы мои,
Да червончики!
Ах, вы брошки
И застёжки,
Медальончики!

Может, есть на свете дурочки,
Только дурочка — не я!
Ах, вы куры, мои курочки,
Птицефабрика моя!
Всё куплю, что ни увижу я,
Всё куплю, что полюблю!
Сброшу шубу эту рыжую –
Черно-бурую куплю!

На полянке, где стоял трухлявый пень, Лиса никого не нашла.
— Эй, Серый! Где же ты, мой дружок! Выходи!
— Папа! Папа! Идем скорее! Это, наверное, мама вернулась! — послышался в ответ звонкий голосок Цыпленка.
Петя и Волк вышли на поляну и остановились. Волк растерялся, потому что не знал, как рассказать, что Цыпленок оказался не курочкой, а петушком. А Петя растерялся, потому что не ожидал, что мама окажется такой яркой.
— Здравствуй, мамочка! Какая ты красивая! — воскликнул Цыплёнок и бросился было к ней, но Лиса остановила его:
— Осторожней, шубу испачкаешь! Сначала покажись, доченька! Молодец! Вся в меня получилась! Ах, милый мой ребенок рыжий! Ты в породу нашу! Ну, подойди ко мне поближе, я твоя мамаша!
Цыплёнок робко приблизился ещё на шажок и остановился.
— Ты что боишься?
— Нет, мамочка.
— Тогда поцелуй меня. Только осторожно, а то ресницы размажешь.
Лиса наклонилась, и Цыпленок легонько клюнул её в нос.
— Эх, моя девочка, разве так целуют маму! — фыркнула Лиса.
— Я не девочка! Я мальчик! Меня Петей зовут! — поправил её Цыпленок и посмотрел в сторону Волка.
— Какой ещё мальчик! Какой еще Петя! — оторопела Лиса. — Мне нужна девочка, курочка, золотые яички! А такие мальчики, как этот, потом вырастают большими и умеют только кукарекать и клеваться!
— Лисавета, не сердись! Посмотри, какой он у нас красивый!
— Ах, мечтания мои, ах мечтания! Начинания мои, начинания! Плакала моя новая шубка! Тьфу! Это правда что ли, Серый! Ты петушка высидел!? Всё! С меня хватит! Раз так, его нужно сейчас же положить на горячую сковородочку, зажарить и съесть!
— Папа, — спросил Петя, — а это моя настоящая мама?
— Нет, сынок, — покачал головой Волк. — Это не мама. Это Лиса. Твоя настоящая мама — курочка Ряба. Она в доме на краю села живёт. Пойдём, я тебя к ней отведу.
— Стойте! Ты что, Серый, спятил!? — закричала Лиса. — Тебя же на цепь посадят!
— А я, может, хочу, чтоб меня посадили! Я, может, породу меняю! — сказал Волк. — Прощай, Лисавета, мне теперь ничего не страшно. У меня сынок есть. Мне теперь без Пети жить нельзя на свете! Я с ним не расстанусь больше никогда! Потому что дети — главное на свете!
— Неужели дети!? — воскликнул Цыплёнок.
— Да! Да! Да!
Он посадил Цыплёнка к себе на плечо и отправился к дому на краю села, где жили дед, баба и курочка Ряба.
Дед и баба так обрадовались, когда увидели Петю, что Волка простили и оставили жить во дворе. И даже на цепь не посадили.
С тех пор Волк честно работает собакой.
Курочка Ряба сначала Волку не поверила. Но прошло время, и они стали друзьями. Про украденное яичко вспоминали всё реже, а потом и вовсе забыли.
А Лиса до сих пор бегает по лесу и думает, как бы ей разбогатеть, но к дому на краю села близко подходить боится.
   




(Пересказал с пьесы Юрий Орлов)

Комментариев нет:

Отправить комментарий

В этом гаджете обнаружена ошибка

Подписаться на блог

Авторы блога:
Юрий Орлов и Татьяна Кулешова (Орлова)



Контакт:
Mailto: yoyorlov@gmail.com
т. (3652) 22-49-67
моб. +7(978)8807319



Количество просмотров за прошлую неделю